Компания Целый мир General Electric

Целый мир General Electric

Еще три года назад General Electric Company если и обладала, то не демонстрировала внятной стратегии развития. Аналитик Скотт Дэвис из Barclays даже заявлял, что империя GE стала непригодной для инвестиций (uninvestable) — неуправляемой, слишком сложной компанией, внутри которой чересчур много всяких разных бизнесов, разобраться в которых большинству акционерам не представляется возможным.

Целый мир General ElectricС тех пор динамика акций старейшего участника индекса Dow Jones GE, созданной на базе активов Томаса Эдисона в 1892 году, особенно не улучшилась. Свой пик капитализации, который пришелся на 2000 год, GE до сих пор все еще не удалось повторить — $57 за акцию сегодня выглядят фантастическими. Однако 2016 год порадовал акционеров GE. Стагнировавшая до этого выручка выросла на 5,4% до $123,7 млрд, плюс GE смогла выйти из убытков и продемонстрировать чистую прибыль в размере $8,8 млрд. Более того: консенсус-прогноз показывает, что в этом году от GE ждут роста продаж на 1,6%, а в следующем — аж на 6,6%. Что же произошло?

Когда стали раздаваться призывы разделить GE на части, глава компании Джефф Иммельт выдвинул новую стратегию — GE должна была стать не просто холдингом, а крупнейшей в мире промышленной компанией. Сначала цель звучала как 75% выручки от промышленного сегмента к 2016 году, теперь — 90% выручки от этого сегмента к 2018-му. И похоже, у компании получается. «Мы создаем ценность с помощью технологий, производя двигатели, сканеры и турбины… Мы конкурируем в больших экосистемах»,— говорится в годовом отчете GE за 2016 год. А вот планы на будущее: «Мы хотим глубже проникнуть в наши отрасли… Мы продолжаем вкладывать в создание взрывных технологий и новых отраслей». И что самое важное, GE создает взаимосвязанный промышленный мир — в котором оборудование управляется заданными алгоритмами, а все программные решения взаимосвязаны. GE организовала систему глобального обмена знаниями, GE Store, и каждый бизнес в этой системе использует одну и ту же технологию, рынки, структуру и интеллект.

В 2015 году GE купила подразделение Power&Grid у компании Alstom. Осенью прошлого года GE приобрела за $30 млрд нефтесервисную компанию Baker Hughes, выпускающую одну инновацию за другой, чтобы создать с ее участием внутри GE цифровую промышленную нефтесервисную компанию «от резервуара до нефтеперерабатывающего завода». Ожидается, что эта сделка укрепит бизнес GE «как в финансовом, так и в стратегическом плане». Также в минувшем году поглотила швейцарскую Biosafe Group и рассчитывает через 10 лет вырастить внутри холдинга, а именно подразделения General Electric Healthcare, бизнес стоимостью $1 млрд по предоставлению фармкомпаниям технологий и оборудования для производства клеточной терапии. Отдельно стоит отметить усилия GE по разработке новых цифровых продуктов для промышленности. Так, в конце марта компания анонсировала специальный продукт для предотвращения кибератак на промышленные объекты Digital Ghost («Цифровой призрак»), который будет применяться в умных сетях и умных городах. Почти одновременно подразделение GE Aviation приобрело Critical Technologies, Inc., которое под торговой маркой AirVault® занимается цифровым управлением и обслуживанием авиационной отрасли (с применением облачных технологий).

«Компания, наконец, стала стройной группой предприятий, а не просто сборной солянкой из несвязанных бизнесов. GE, как ожидается, станет лучше, когда сделка по покупке энергетических активов Alstom и Baker Hughes начнет приносить плоды», — пишет в конце марта The Street. А тут еще и топ-менеджмент во главе с Иммельтом ограничил свои вознаграждения. Инвесторы наконец-то получили повод для того, чтобы быть довольными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика