Как зарождался каршеринг

Как зарождался каршеринг

Каршеринг — это одна из самых современных городских тенденций.

Новая модель использования арендованного авто позволяет экономить на личном транспорте, обеспечивая высокую мобильность в условиях города. По статистике, один каршеринговый автомобиль способен заменить около двадцати собственных машин. Как появилась одна из первых компаний каршеринга в Москве и что ждет сервис в отдаленном и не очень будущем, рассказывает сооснователь BelkaCar Лориана Сардар.

Как начинался ваш бизнес, что стало драйвером создания компании?

— Мы начали развивать проект в ноябре 2013  года. Я в то время жила в Милане, и именно тогда в этом итальянском городе появился каршеринг. Став активным пользователем сервиса, я поняла, что это революция  — в корне изменилось мое представление о владении автомобилем. Примерно в это же время Катя Макарова подыскивала идею для реализации. Так и возникла мысль запустить каршеринг в Москве. За основу мы взяли каршеринговые компании Car2Go и ZipCar.

Ориентиры изменились, или вы по-прежнему смотрите на эти два сервиса?

— Безусловно, сейчас мы уже в меньшей степени на кого-то оглядываемся, хотя не буду скрывать, периодически изучаем, что происходит у Car2Go и DriveNow. И если мы видим какие-то новые, интересные вещи, реализуем их у себя. Впрочем, и у нас существует ряд наработок, которые мы сделали без оглядки на кого-либо, и мы тоже делимся ими с коллегами из других стран.

Вы начинали, когда закона о каршеринге не существовало. Как изменилась ваша деятельность после появления этого закона? И был ли интерес со стороны государства к вам?

— В связи с отсутствием закона мы стали лоббировать интересы каршеринга: готовили разные презентации и аналитику. Думаю, что поначалу властям было неудобно нам сразу отказывать, потому они придумывали новые задания: изучить опыт Северной Америки, опыт Милана… И мы честно и упорно выполняли их условия — подготовили порядка 30 презентаций с различным уклоном. В какой-то момент мы увидели, что интерес к сервису вырос, власти стали подключать к обсуждению документа юристов. В сентябре 2014 года они уже приняли решение — каршерингу быть. И вплоть по август 2015-го шла работа над постановлением.

Конкуренция сразу появилась? Как привлекали деньги?

— Да, в процессе формирования закона начали появляться игроки, которые, узнав про подготовку соответствующего постановления, стали также готовиться к запуску своих сервисов. Несмотря на то что мы первыми начали продвигать саму идею каршеринга, у нас не получилось запуститься первыми, по факту мы стали пятыми. Сначала было обидно, но в первый же месяц мы поняли, что для нас это хорошее положение дел, так как мы заходим на уже подготовленный рынок. Мы могли развивать маркетинг и заниматься привлечением клиентов, не тратя деньги на обучение потребителя.

Если говорить про инвестиции, то деньги мы привлекли в 2014–15 годах, и это был невероятно сложный процесс. Было неясно, каким окажется политический курс, в стране была очень напряженная ситуация, а мы какую-то бизнес-модель готовим… Когда меня спрашивают, со сколькими инвесторами мы пообщались, я отвечаю, что на 150-м перестали считать.

Какова ваша целевая аудитория?

— Целевая аудитория — большей частью мужчины, хотя женщины как аудитория более лояльны. Чем женщины отличаются от мужчин? Мужчины скачивают все 15 похожих приложений и ищут машину, которая ближе, быстрее, дешевле, да и в принципе они не так привязаны к бренду. У женщин же совершенно другая модель поведения. Они выбирают какую-то одну компанию, брендинг или хорошее к ним отношение как к клиенту. И все, они лояльны. Возвращаясь к нашей целевой аудитории — в основном это молодые люди и девушки 24–35  лет, средний возраст  — 27  лет, с водительскими правами, с высшим образованием, доход обычно выше среднего и, как это ни странно, 62% наших пользователей владеют собственным автомобилем.

Насколько быстро вы развиваетесь?

— В январе 2017 года у нас в парке было 350 автомобилей, и изначально план предполагал до конца года довести их количество до 1 тыс. Нам казалось, что это очень амбициозные ожидания. Но в процессе ввода автомобилей есть сложности. Например, время заказа машины у дилера. Во-вторых, брендирование и оборудование специальными приборами. Мы научились делать это за три недели, работая с машиной день и ночь. Сейчас мы вводим в парк 250 машин за две недели. Выстраивая отношения с контрагентами, работая 24 часа в сутки, мы ускорились в 1,5 раза по сравнению с планом.

Вы развиваетесь в регионах?

— Пока что нет, только Москва. Это было сознательное решение, так как для успешной работы мы можем инвестировать определенную сумму денег либо в развитие в столице, либо в развитие в регионах. И, выбирая между Москвой и регионами, мы выбрали Москву, потому что рынок столицы еще не насыщен. Впрочем, возможно, что с этого года мы начнем выходить в регионы. Вероятнее всего, начнем с СанктПетербурга, хотя надо признать, что это сложный город. Он политически важен и по населению самый привлекательный, но не простой. Тот же Екатеринбург по многим показателям интереснее.

Каковы темпы роста каршеринга в России?

— За январь темпы роста каршеринга в Москве составили 25%. В среднем ежемесячно количество новых пользователей сервиса составляет от 30 до 50 тыс. человек.

Есть ли у вас планы по выходу за рубеж?

— Насчет зарубежья  — пока только мысли. Экспансия должна быть экономически выгодна, поскольку подразумевает большие затраты.

Существует ли сезонность в вашем бизнесе?

— Безусловно, и она абсолютно логична. Несмотря на то что с июля по август многие берут отпуска, для нас это неплохой сезон, так как люди отправляются на дачу, приезжает много туристов. Высокий сезон — сентябрь, люди возвращаются в город, надо срочно все купить, начать работать. Другие месяцы осени в среднем неплохи, но сильно зависят от погодных условий. В декабре в городе образуются жуткие пробки, погода портится, и показатели начинают снижаться. С  марта на фоне улучшения погоды вновь намечается рост, который продолжается вплоть до июля.

Как вы считаете, каршеринг вытеснит такси?

— Я не ожидаю, что он вытеснит такси, но к тому моменту, когда появится автономный транспорт — бизнес-модели «Яндекс.Такси», Gett и прочие, он сольется с каршерингом. Сейчас от таких сервисов нас отличает лишь наличие в автомобиле водителя. Я верю в модель каршеринга, потому что мы уже умеем управлять большим транспортным парком, чего нельзя сказать о таксомоторных компаниях, где водители ездят на чужом транспорте. Помимо этого, у нас есть оборудование, которое позволяет следить за состоянием автомобиля. Как только появятся беспилотные  машины и законодательство под автономный транспорт, мы будем первыми, кто начнет их тестировать.

Каршеринг

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика